23:19 

мое, старенькое, с зеленого форума

Parmezan
решил сюда стащить кое-чего своего, с форума. чтобы было под рукой. ну и по просьбе..


каз про Гарно-молодца и волшебную шляпу

Жил да был старик
Соленьяк, да было у него три сына. Старший был умный, красивый да
смелый. Только вот волосы у него были чуть блеклые, как линялые, за это
его и прозвали Линялым. Средний был храбрец-удалец, но добрый,
обходительный и заботливый к старшим, и прозвали его за это Милым. А
младшенький был не очень умный, не очень храбрый, но дуже гарно играл на
волынке, и спивал; за это его и прозвали Гарно.

Водил старик
Соленьяк свою дружину на врага, да в дальние земли. Всех врагов разбил, а
много добра не нажил. И вот собрался он умирать, и все что у него было,
традиционно между сыновьями разделил.

Старшему он дал доброго
коня линарца, да денег, да книг умных, да рамочку с изумрудами, и стал
старший брат Линялый стольничьим у князя, да его рукой правой.
Среднему
он дал резвого коня полумориска, да сабельку вострую, да доспех добрый.
И стал средний дружину водить, да врагов побивать.

А младшенькому, Гарно-молодцу, досталась только старая кобыла, да новая волынка.
Едет
Гарно куда глаза глядят, кручинится, кушать хочет. Вдруг бежит кабан.
Только решил Гарно поймать его и подкрепиться, как говорит кабан
человеческим голосом: - «Не лови, не жарь и не ешь меня, Гарно-богатырь!
Я тебе еще пригожусь! Я и в пищу то не пригоден – мясом тверд, салом
незыблем!».
Послушался Гарно кабана, и отпустил его, а зря. Потому как обманул кабан Гарно, и не пригодился. А кушать еще больше захотелось.

Тогда
достал он свою волынку, заиграл на весь лес так, что зайцы сами к нему
вышли, говорят, мол, хоть ешь нас, но не играй больше. Уж очень гарно
играешь, так что слушать невозможно.

Пообедал вкусно Гарно зайчатиной, сел на свою кобылу, и поехал дальше, насвистывая старинную лаикскую песню:
- А мне говорят: - «Зегина
Пошла войной на Сардр»
- А я говорю: - «Пойду я
Играть-ка лучше в карты»

Ехал
Гарно четыре дня и четыре ночи, а может и того больше, только выехал он
к синю-морю, голодный, и спать собрался. Но тут говорит ему его кобыла:
- «Не ложись спать, Гарно-молодец, худо будет».
Но не послушался младший Соленьяк кобылу, а может и не понял ее – она же не умела говорить по-человечески.

Лег
он спать, а как уснул, поднялись на море волны, и из глубин вылез Спрут
лиловый – зверь морской, а с ним и Идолище-Павсанище, страшное и
колючее. Поймали они кобылу, сняли шкуру, и съели, а шкуру рядом
бросили. Но тут проснулся Гарно, и говорит:
- Что же вы делаете, это же не просто кобыла, а дар отца моего. К тому же, говорящая, только я ее не понимаю.
Устыдился Спрут, зверь морской, и говорит:
-
Это же я не себе, это же мне надо кормить Павсанище – животного
редкого, и вымирающего. Но не печалься, Гарно-молодец, ты на своих двоих
быстрее ходить будешь, чем на этой жесткой и невкусной кобыле. А чтобы
ты ноги не стоптал, да голову не напек, сделаю я тебе из шкуры кобылы
сапоги, да шляпу. Сапоги будут или болотники, или скороходы, как уж
получится, а в шляпу Павсанище премудростей положит. А не положит, так
просто от дождя и солнца будет защита.
На том и порешили.

Долго
ли, коротко ли, но дошел он в стольный град Таликиевский, а правил там
князь Федя по прозвищу «Надо». И вызвал этот Федя «Надо» к себе
Гарно-молодца, и говорит:
- Кто такой, откуда идешь, что умеешь, да что это на тебе такая шляпа чуднАя?
Отвечает ему Гарно-молодец:
-
Я есть Гарно, младший Соленьяков сын, мой старший брат у тебя рука
правая, а средний дружины водит. А прибыл я, чтобы со всеми врагами и
чудищами разделаться, потому как к этому большой талант имею. А шляпа у
меня не простая, а заветная, от отца, да Спрута, зверя морского, да
Павсанища колючего.
- Надо, - отвечает ему князь Федя «Надо», - много
врагов да чудищ побить. Так как все наши соседи – Гуси, Волки, да
Медведи. Да еще тут с юга прёт к нам Павлин, хвостом вперед. А что у
него под хвостом – то никому не ведомо.
- Но мал ты еще, чтобы с Павлином тягаться, - продолжает князь Федя «Надо», - ты пока пойди, с гусями справься. Надо!

А жили тогда на севере страшные гуси, которые повадились на землю таликиевскую налетать, зерно воровать, да девушек обижать.
Шагал
Гарно-молодец четыре дня, четыре ночи, а может и в четыре раза больше.
Проголодался, вестимо. Сапоги буераки мерят, шляпа то под дождем мокнет,
то на солнце сохнет. Скоро стала такой твердой, что можно дерево
рубить.

Дошагал Гарно до границы, а тут как раз и гуси летят в
набег новый. Достал Гарно свою волынку, и заиграл, дуже гарно. Гуси аж
замерли в небе, заслушались. А пока они замерли, снял Гарно свою шляпу,
да стал ее кидать в гусей. Как пролетит шляпа, так сразу четырех гусей
как небывало – все на землю падают замертво. Так всех гусей и сбил. И,
наконец, вволю покушал, и на обратную дорогу припасов заготовил.
А
когда всех гусей Гарно перебил, да пожарил, то пошел он в их гусиный
замок, и выпустил всех пленных, да амбары все вычистил и вернул он зерно
на землю Таликиевскую. Так выиграл Гарно битву за урожай.

И была среди пленников гусиных девушка-красавица, Селянка, Парамона дочь. Влюбился в нее Гарно, и решил жениться.
-
Иди, - говорит, - Селянка-красавица, спроси дозволения у матери, да
виноградники свои проверь, а я пока вернусь к князю Феде «Надо», доложу о
победе. Он нас и повенчает.

Идет назад Гарно-молодец, песни
поет, гусей кушает. И дошел он до берега синя-моря, и лег там спать. А
ночью поднялись на море волны, и из глубин вылез Спрут лиловый – зверь
морской, а с ним и Идолище-Павсанище, страшное и колючее. И украли они у
Гарно его верную шляпу, и поскакали во дворец к князю. Только не долго
Спрут скакал на Павсанище – очень уж он был колючий. Пришлось раны
зализывать да лечиться, так что прибыли они с Гарно ко двору
одновременно.

Спрут перед князем похваляется:
- Это я всех гусей перебил, вот этой самой шляпой!
А Гарно ему отвечает:
-
Нет, это я всех гусей перебил, этой же самой шляпой, волынкой оглушил,
замок их штурмом взял, полонянок повыпустил, амбары повычистил. А чтобы
вы мне все поверили, я эту шляпу съесть могу. Потому как бежал я ко
двору быстрым бегом, так что не успевал гусями подкрепляться, так что я
очень опять кушать хочу.

- Надо, - сказал князь Федя «Надо», - шляпу эту разделить, и дать им по половинке. Кто ее сможет съесть, тот и гусей победил.
Вот такая была у него странная логика.
Ну что делать, хоть и жалко было Гарно шляпу есть, а того пуще ей со Спрутом делиться, а слово князя – закон.

Не
смогли, правда, разрезать шляпу – все ножи об нее ломались. Решили
кусать по очереди с разных сторон. И Павсанище пристроился Спруту
помогать втихаря.
Только укусил Спрут шляпу один раз, да Павсанище
другой, как схватились они за животы. Катались, катались по палатам, да
встали – Спрут добрым молодцем, премудрости да нравственности великой, а
Павсанище – малым ежиком.

Тут же Спрут признался, что это Гарно
всех гусей победил. Наградил князь Гарно, обвенчал с
Селянкой-красавицей, стали они жить-поживать, да на волынке играть. А
шляпу, немного покусанную, Гарно всегда в походы брал, когда на врага
собирался. И перед боем кусал ее, для пущей ярости (а также, чтобы
немного подкрепиться).




Лесссс ночью…

Шорохх, шшаг, плесск, стук…
Шорохх, шшаг, плесск, стук…
Шорох, шаг, плеск, стуКкк…
ШооооооороХ, свист, скрииип,
Тииииииииииииииииииххххооо…

Мышка-пробежала-внорку-юрк….

фффФФффуууухххх – сова мягко пронеслась и цапнула пустоту над мышкой…
ущщщхх – качнулась под ней ветка. Смотрит…

Сви-сив-свиии – кто-то пронесся над полянкой;
Уг-уг-уг-уг…

Ежшшш – ффффыррчит, фырчит, фырчит, по листьям, по веточка, через чернику – фршшшш-щщщ… Фрр, фрр, шшщщь… где еж?

Шорохх, шшаг, плесск, стук…
Шорохх, шшаг, плесск, стук…
Кап-кап-кап-кап…

Страшшшно…

Рруччеек,
в канаве жжжуууррчит, журчит, перрреельливается, по камушками, торфяной
водой, еще непрогляднее ночью, через поваленные ветки, мимо лисичек,
моховых кочек, зарослей черники, голубики…. и в болоооото…

Шорохх, шшаг, плесск, стук…
БУЛЬК!! – лягушка прыгнула в ручеек, и сразу кррррваааа, кккккрррввааа, ууккккваа….

Ххх-хххх-фффф – уууф- уууфф – сова, снялась с ветки – и расстворииилась… Нет её…

Шорохх, шшаг, плесск, стук…
Шорохх, шшаг, плесск, стук…
Ккквааа…
Уг-уг-уг-уг…
ФФффрррр…

Хххуууууухххххууухххх – налетел ветер, и пошшшшли шшшшшуметь деррревья где-то высоко-высоко, разгоняя облака…

Шорохх, шшаг, плесск, стук…
Хххуууууухххххууухххх…
СкккрррриииипП! – сказал старый тополь… - сККРРЫЫппп – отозвалась сосна.
и снова - тииииииииииииииииииххххооо…

звездочка,
мелькнула между деревьями, где-то выскоко-высоко… и ЛУНА – облака ушли,
и поляна в десяти шагах впереди стала совсем светлой…

Шорох, кап. кап. кап.
СтттуК! Тррреск, свииисссст…
Тиииххххооо… Кап.

От
полянки, теперь, в лунном свете уже родной и знакомой, направо, за
черный ельник, десять, двадцать, тридцать шагов – и огонек, там палатка,
там дом, там – Свои…

Шорохх, шшаг, плесск, стук…
Шорохх, шшаг, плесск, стук…
Шорох, шаг, плеск, стуКкк…
ШооооооороХ, свист, скрииип,
Тииииииииииииииииииххххооо…

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Я водяной, я водяной

главная