23:26 

еще старенькое с ЗФ

Parmezan

Колобок

Прамезан зачеркнул еще одну клеточку на календаре, до выхода Шара Судеб
оставалось чуть больше недели. Он уже совсем было собрался лечь спать,
только решил перед сном навестить зеленый форум. Как вдруг в комнате
появилось еще что-то зеленое. Маленькое, и с длинными волосатыми ушами.

- Абсолют... - подумал Пармезан.
- Он самый и есть - отозвался маленький и зеленый.
-
Собирайся, эр Пармезан, - сказал он. - Ты призван. И чтобы быстро и без
нервов, времени до выхода книги всего ничего. А дел у меня -
невпроворот. А теперь и у тебя тоже. Отправишься в Кэртиану, заявок на
тебя много.
Он чуть помолчал и добавил: - Они там все поголовно вино пьют, почитай без закуски...
-
А почему я? - справедливо удивился Пармезан. - Вон сколько достойных.
Там уже целая Ыкспедиция, а то и две. Еще вон Фок Гюнце, эр Блейд,
Хатифнатт, Цезарь... Да целое Тайное общество! Я же там только в
четвертом ранге!... Или в третьем - мелькнуло у него в голове. Третий
ранг могут и призвать, если первых двух не осталось...

У него в
голове встала удивительная сцена: "И не вернулись из боя никто из членов
второго ранга, и призвал Абсолют членов третьего ранга... Нам бы день
простоять, да ночь продержаться, а там и Шар Судеб в магазинах
появится..."

- Все ты напутал - прервал его размышления Абсолют. - Нужен именно ты. Потому что...
Но Пармезан не дал ему закончить мысль.
-
Я согласен. Только вот рюкзак соберу, это быстро. И мне бы навыков, да
побольше. Ну, само собой, все языки знать-понимать и говорить, фехтовать
всем холодным, стрелять из всего огнестрельного, на лошадях-верблюдях
скакать... а еще - меч лазерный!

- Ну меч лазерный в Кэртиане
вообще только Одному положен, а что до остального... Языки понимать
будешь, говорить тоже, пожалуй... - Абсолют чему-то посмеялся под нос. -
А все остальное тебе не понадобится. Тебе вообще ничего не
понадобится...
И прежде чем Пармезан успел что-то возразить, он исчез.

В комнате остался один Абсолют.
- А нечего было выбирать СЪЕДОБНЫЙ ник... Будешь помогать сохранять героям трезвую голову после трех бутылок вина...

Все
мечты сбываются, рано или поздно, так или иначе. Вот и сейчас Пармезан
очутился в литературном мире, о чем, бывало, задумывался. Только что-то
было не так. Точнее, не так было все.
- Для начала проверим себя, а потом уже все остальное. - Решил он.
- Голова - ясная, думается легко и приятно. На месте. Руки - ... Руки? РУКИ!!! Где руки? Ноги? Тело где?

Мирные
жители Фебид были шокированным необъяснимым явлением. Ранним утром по
дороге к Олларии, подскакивая на кочках, весело катилась увесистая
головка сыра, что само по себе уже было странно. Но то, что временами
она кричала, что вообще сыру обычно не свойственно... И, хотя кричала
она на чистом Талиге, понять что же значит "Ну, Абсолют, погоди!!!" они
так и не смогли...

оложение незавидное, прямо скажем, - размышлял Пармезан. – Ни тебе,
навыков, ни нормального вида, ни даже миссии завалящей. Качусь себе по
дороге, как Колобок какой-то. Значит, будем исходить из положения, что я
– это колобок. Только не какая-нибудь старая черствая булка, а
благородный твердый сыр. Соответственно, охотников съесть будет гораздо
больше…
- А чем у нас закончился Колобок? – вопрошал себя Пармезан. – Колобок у нас закончился Лисой. А Лиса…
«А Лисой буду я! Юбку мне…» - пришла в ему в голову совершенно посторонняя мысль из старой жизни.
-
Лисой тут кличут Катарину, следовательно в Олларии пока мне делать
нечего. Думай, Пармезан, - подбадривал он себя, - действуй головой! Тем
более, что это единственное что от тебя осталось…
Надо признаться,
сказку про Колобка Пармезан помнил, скажем так, фрагментарно. Он был
более-менее уверен в начале, совершенно твердо помнил конец, а также
рефрен про «от бабашки ушел, от дедушки ушел…». А вот каким именно
способом проворная булка «уходила» от голодных зайца, медведя и прочих
зверей – не помнил совершенно… Но ясно, что не по взаимному согласию.
Тут к нему в голову (точнее – во все тело) пришла новая мысль, - «Кстати, а где я?» - задумался наш шарообразный герой.
И, как по заказу, на дороге показался указатель «Фрамбуа», а за ним и сам городок. СПОЙЛЕРЫ

-
Фрамбуа – это Папаша Эркюль. А Папаша Эркюль – это подходящая компания,
где можно чем-то подкрепиться, - решил неожиданно проголодавшийся
Пармезан. В этот момент он как-то забыл, что подкрепляться будут, скорее
всего, им.

- Анна! Крутись быстрее! Сама знаешь, кто к нам
пожаловал! – Кричал какой-то полноватый человечек, с необыкновенно
счастливым выражением лица – А ну, неси лучшее вино, хлеба, цыплят,
пусть ягненка зажарят живо!
- О! – неожиданно воскликнул он, - Сыр!
Да еще целая головка, неначатая! А я уж думал что весь еще в том месяце
подъели. Вот, что можно подать господам военным к вину!
- Не ешь меня, папаша Эркюль – начал было Пармезан заготовленную тираду. – Я тебе еще пригожусь… а не то – козликом станешь!

Не
известно, как бы прореагировал на это заявление господин трактирщик,
если бы он его понял. Однако Абсолют таки выполнил просьбу Пармезана по
поводу языков, и научил его понимать и говорить на всех языках Кэртианы.
А вот выбирать вовремя нужный язык автоматически, по умолчанию – не
научил.

Поэтому, папаша Эркюль был полностью шокирован, когда
голова сыра, на которую он возлагал такие надежды, обратилась к нему со
следующей фразой … на холтийском языке: «Туох эрэ буетун арый;
хатааhыннаары, баав Эркюль, туох эрэ буелэнэн-хаайтаран турарын тэле
ыыт; ханнык эрэ кистэлэ кэпсээн биэр».

Бледный от ужаса Эркюль выронил сыр, чем тот тут же воспользовался и сбежал!

-
Ха! Да я теперь как настоящий колобок, со стажем! – думал Пармезан,
катясь по дороге к Олларии (забыв о своем намерении держаться от Лисы
подальше) – от папаши Эркюля ушел, от мамаши Эркюля ушел, да я сейчас
хоть от самого Эркюля Пуаро ушел бы! И от Абсолюта ушел!
- Ну,
точнее, мы с ним взаимноудалились – поправил себя честный сыр Памрезан. –
Теперь мне в Золотых Землях бояться нечего. Самое страшное здесь что?
- «Оказаться у Луизы со списком женихов» - подсказала ему чужая зеленая мысль.
Пармезан подскочил на кочке, в глазах у него потемнело, а когда он пришел в себя, то обнаружил, что явно … переместился.

Он лежал на чем-то деревянном, вокруг пахло совсем по-другому, чем минуту назад. А еще он был завернут во что-то бумажное…

-
О, Селина, - раздался приятный женский голос у него над ухом, -
молочник сыр принес, наконец-то! Как странно, завернут в какую-то
бумагу. А что это тут на ней написано…



У
Марселя прямо дух захватило - точно с боем полночного колокола от
крыши вдруг отделилось и медленно полетело по темному небу небольшое,
белое, круглое привидение.
Его полет сопровождался тихой и
печальной музыкой. Да, ошибки быть не могло, заунывные звуки "Плач
малютки привидения" из Нохастана огласили темную, осеннюю ночь.
Проявившись у первой из банок с вареньем, Карлсон раскинул руки, норовя
обнять вожделенное сокровище.
- Маленькое белое привидение,
темное звездное небо, печальная музыка - до чего все это красиво и
интересно! – подумал Марсель, однако теперь обстоятельства требовали
наступить чувству прекрасного на горло, и граф Ченизу наступил.

Милый Карслон, – начал переговоры посол Ургота, – у тебя ничего не
получится. Варенья слишком много, тебе не унести его все за раз!
Вопреки
осиленным Валме трактатам о нематериальных сущностях, маленькое
привидение из Нохастана нельзя было убрать. Оно кружило в ночи,
удалялось, вновь приближалось, то взмывая ввысь, то спускаясь пониже, и
время от времени делало в воздухе небольшой кульбит. А печальные
звуки не смолкали ни на мгновение.

– Сударь, Я не могу
разговаривать, не видя вашего лица. Вы хотите получить эти сосуды в
полную и безраздельную собственность? – Сказал Марсель. - Если да –
продолжим разговор!


Карслон не подвел. Когда Марсель явился
на условленное место, он уже нарезал круги вокруг ствола гигантского
каштана, жужжа моторчиком..
-А что, трудно вот так летать? – Спросил Марсель.
-
Мне - ни капельки, - важно произнес Карлсон, - потому что я лучший
в мире летун! Но я не советовал бы увальню, похожему на мешок с сеном,
подражать мне, даже если брюхо накладное!
– Простите, летать я не умею, – извинился Марсель в ответ на исполненный укоризны потусторонний взгляд. – Куда мы направляемся?
-
Залезай скорее мне на плечи, - крикнул Карлсон, - мы сейчас взлетим!
Привидение сорвалось с места. Переваливающаяся походка и внушительный,
хоть и полупрозрачный зад создавали обманное впечатление медлительности,
но стремящийся к сладостям Карлсон несся со скоростью настоящего
вертолета.

М.Н.Е.Н.И.Ч.Е.Г.О.Н.Е.Н.А.Д.О. – Маленький толстенький
палец Карлсона летал по карточкам с буквами -
Т.О.Л.Ь.К.О.М.О.Ж.Е.Т.Б.Ы.Т.Ь.Г.О.Р.У.Ш.О.К.О.Л.А.Д.А.Т.О.Р.Т.О.Г.Р.О.М.Н.Ы.Й.П.Р.Е.О.Г.Р.О.М.Н.Ы.Й.И.Б.О.Л.Ь.Ш.О.Й.К.У.Л.Е.К.К.О.Н.Ф.Е.Т.И.В.А.Р.Е.Н.Ь.Е..


Один торт и семь свечек! – с ходу уловил мысль партнера Валме, – один.
Не так уж это сложно в вашем положении – напугать ночью пару жуликов.
– Семь тортов и одна свечка, – заломил обнаглевший призрак. – И банку варенья. Малинового.

Один и кулек конфет, – выказал семейный норов наследник Валмонов. –
Иначе я иду к Фрекен Бок. Мне есть, что ей предложить, а за помощь при
проходе во внутреннюю Ноху одну банку варенья вы получите. Ту, что на
нижней полке. Маленькую.
– Два торта и варенье – снизил цену Карлсон – Домомучительница плюшки готовить не умеет!
То, что успел узнать о Фрекен Бок Марсель, заставляло предполагать, что готовит она хорошо. Пообедать у такой всегда успеется!

За стражу даю два торта и варенье, – непререкаемым тоном объявил виконт
и, прекращая торг, сгреб с пола карточки. – Если понадобится что-нибудь
еще, получите остальные банки и тефтели. Они приготовлены в вашем
вкусе…
- Знаешь какое лучшее средство против стражников, Марсель? – Спросил Карлсон, - Это, конечно, привидение!

-
Гей, гей! - кричал он, летая вокруг голов стражников и едва не
касаясь их ушей. Но потом он немного поотстал, чтобы получилась
настоящая погоня. Так они носились по всей Нохе - впереди мчались
стражники, а за ними неслось привидение: в башню, из башни, в храм и из
храма, в комнату Левия и из комнаты Левия, и снова в башню, винный
погреб, внутренний двор, комнату стражи, и снова, и снова...


Мужчина в самом расцвете сил, – окликнул сообщника Марсель, – приглядите
за лежащими. Потребуется – покажитесь им еще раз. В любом случае,
плюшки ваши!








Неожиданно для всех, Золотая Анаксия нарушила свой нейтралитет, и,
первой из стран Золотых Земель, объявила войну. Причем - всем странам
сразу. Спешно созваный совет новой Антианаксийской коалиции был в легком
недоумении, но решил срочнопринять меры. По принципу - если они нам
грозят, значит есть чем!
По гарнизонам ползли неясные слухи о Звере Раканов, который водится как раз где-то в районе столицы Анаксии.
Среди
верховного руководства и главнокомандования ходили, напротив, более
вероятные и более угрожающие слухи - о страшном и всемогучем оружии
массового поражения, стоящем на вооружении в Анаксии - Карандаше
Хатифнатт. Причем, наиболее осведомленные, говорили о Карандаше с
Ластиком, который позволял неведомым способом не только рисовать новые
города, горы и реки, но и, самое ужасное, стирать старые.

Пока Карандаш не был применен как наступательное оружие, все войска Золотых Земель спешно стягивались к Анаксии.
Хуже
всего приходилось морскому флоту - корабли морских держав обшаривали
бухту за бухтой, но так и не находили ни малейших признаков неуловимой
Анаксии.

Колоннами шли бронепоезда, косяками тянулись самолеты, по рекам поднимались штурмовые флотилии. Но не тут то было!
Зверь еще спал, но Карандаш делал свое дело!
Все
железные дороги оказались замкнуты в кольцо вокруг Анаксии, бронепоезда
сталкивались, уходили в тупики, просто терялись. Не лучше обстояло дело
с шоссейными дорогами. Стало ясно, что технику в Анаксию не протащить.
Также
неожиданно стало ясно, что реки явно несудоходные, а горы вознеслись на
такую вышину, что ни один храбрый пилот не рискнул их преодолеть.

И,
когда казалось, что ни один вражеский солдат Коалиции не проникнет на
суверенную территорию Анаксии, Гайифа выложила свой последний козырь - в
дело пошли десантные батальоны речной пехоты, на катамаранах. Их
задачей было тайно проникнуть во дворец и попытаться похитить Карандаш у
Хатифнатт.
Но они еще не знали, что все реки, речушки и ручьи, где
мог бы пройти тяжелый гайифский катамаран (равно как и перевалы),
охраняет Гвардия Анаксии, вооруженная оружием, тайно разработанным в
гальтарских подземельях, в Лаборатории НИИ им. Эра Августа Штанцлера.
Бочки с лапшей и лапшеметы стояли на страже родины.
Тихо неслись над мирными горами тирольские напевы Гвардейцев Золотой Анаксии...




URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Я водяной, я водяной

главная